Альтернативы российскому газу сегодня нет

03.07.2014

Китай и Украина — эти две страны чаще всего фигурировали в вопросах и ответах, звучавших на пресс-конференции председателя совета директоров Виктора Зубкова и председателя правления ОАО «Газпром» Алексея Миллера, на которой присутствовал и журналист «Амурской правды». В московском офисе руководители главной энергетической компании России рассказали журналистам, теряется ли газ по пути через Украину в Европу, почему Газпром терпит мошеннические реверсные поставки, сколько стоит китайский контракт и какие плюсы от поставок газа в Азиатско-Тихоокеанский регион получит Амурская область. — Как в Газпроме оценивают экономические перспективы контракта с Китаем по поставкам газа? 

Ряд экспертов считают, что прибыль от данной сделки можно извлечь лишь спустя много лет. Тогда какую роль этот контракт играет в экономике России? — Значительное увеличение спроса на газ в азиатских странах, прежде всего за счет Китая и Индии, является определяющим фактором развития мирового газового рынка. Надо учитывать, что энергодефицит большинства стран Азиатско-Тихоокеанского региона приведет к существенному росту их зависимости от импорта энергоресурсов. И таким образом, к 2030 году основная конкуренция за поставки природного газа на мировых рынках будет наблюдаться между европейскими и азиатскими рынками. И конечно, в этой ситуации выгодно географическое расположение минерально-сырьевой базы, производственной инфраструктуры, наличие возможностей реализации масштабных поставок как трубопроводного газа, так и сжиженного природного газа (СПГ). 

 В Китае спрос на газ растет и растет — за прошлый год он увеличился на 14 процентов и достиг 170 млрд кубометров. К 2020 году потребление газа в КНР увеличится в 2,5 раза и может достигнуть 420 млрд кубических метров. Контракт, заключенный между Россией и Китаем, — это историческое событие. Китайский контракт стал самым большим в истории газовой отрасли. Суммарный объем поставок российского газа в Китай за 30 лет превысит все суммарное годовое потребление трех таких стран, как Россия, США и Китай. Ресурсов для этого у нас достаточно. В рамках этого проекта будет построена газотранспортная система «Сила Сибири» — это почти четыре тысячи километров. 3200 км — Якутия — Хабаровск, 800 км — якутский и иркутский центры газодобычи. 

Схема освоения ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока здесь. 21 мая Президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин подписали исторический «китайский контракт» на поставку 38 млрд куб. м трубопроводного газа в год на 30 лет. Стоимость контракта — 400 млрд долларов. Благодаря китайскому контракту уровень газификации на востоке нашей страны очень серьезно вырастет. Якутия, Амурская и Еврейская автономная области газифицированы сегодня всего на 12 процентов. Эта цифра вырастет до 70%. Будут газифицированы почти 500 городов и поселков. В Приамурье и ЕАО сетевой газ придет впервые. Это очень важно для повышения качества жизни дальневосточников. Будут создаваться новые рабочие места — для возведения лишь первой очереди газопровода «Сила Сибири» нужно 12 тысяч специалистов. 

А объекты, которые построят по контракту с Китаем, станут локомотивом развития множества отраслей — крупной промышленности, металлургии, машиностроения. Например, для создания первой очереди потребуется более 1700 тысяч тонн труб. И я гарантирую, что 99,9 процента этих труб будут отечественного производства. Новый импульс получит газоперерабатывающая и газохимическая отрасли. Газпром и компания «СИБУР» построят амурский газоперерабатывающий и газохимический комплексы. Как уже писала АП, 26 июня Свободненский район, где планируют разместить объекты, посетили представители Газпрома и «СИБУР». По предварительным данным, строительство газоперерабатывающего и гелиевого заводов намечено на 2015—2018 годы, газохимического комплекса — на 2021—2029-е. 

Как уже после пресс-конференции корреспонденту «Амурской правды» пояснил представитель Газпрома, компания по строительству и обслуживанию газопровода будет зарегистрирована в Приамурье. Это значит, что и налоги останутся в нашем регионе. — Какие месторождения на востоке России обеспечат добычу 38 млрд куб. м газа в год к 2023—24-м годам для поставок в Китай? — Поставки газа для газопровода «Сила Сибири» будут осуществляться за счет двух месторождений – Ковыктинского (Иркутск) и Чаяндинского (Якутия). — Возобновились ли переговоры с Китаем по поставкам газа по западному маршруту? — Они начались сразу же после подписания контракта по восточному коридору. 

21 мая Президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин подписали исторический контракт на поставку 38 млрд куб. м трубопроводного газа в год на 30 лет. Стоимость контракта — 400 млрд долларов. Сразу после этого мы с китайскими коллегами приступили к переговорам по западному маршруту. Сегодня уже можно рассчитывать на то, что договоренности будут достигнуты в ближайшей перспективе. Китайские коллеги проявили большой интерес и к проекту «Владивосток — СПГ». — Какова позиция Газпрома по доступу к поставкам независимых производителей?

 — Экспортные поставки газа в Китай рассчитаны только на ресурсную базу Газпрома. — Обсуждается ли с компанией «Роснефть» доступ к газопроводу «Сахалин-2»? — Этот газопровод не входит в единую систему газоснабжения, он принадлежит компании «Сахалин Энерджи», где акционерами являются «Шелл» и японские корпорации «Мицубиси» и «Мицуи». Запрос от компании «Роснефть» нам поступал, однако «Сахалин Энерджи» имеет собственный план по развитию мощности по сжижению газа в рамках проекта «Сахалин-2» и планирует, что мощность данного газопровода будет востребована под новые проекты этой компании. — Китай занимает в жизни нашей страны все больше значения. Мы носим китайскую одежду, едим китайскую еду, пользуемся китайской оргтехникой и скоро будем ездить на метро, построенном китайскими строителями. 

Строительство газопровода «Сила Сибири» имеет первоначальный этап в виде прокладки трубопровода. Каким будет процентное участие в подрядах китайских и отечественных компаний? Потому что, если они и здесь будут занимать ведущие места, как и в других отраслях, то получится не совсем логично. Они получают от Газпрома по не очень высокой цене газ, да еще и заработают на трубопроводах. — По вашему мнению, не очень высокая цена на газ. Но вы и не знаете, какая цена на газ! И не узнаете. Это коммерческая тайна. Она сегодня является таковой, чтобы обеспечивать Газпрому корпоративные стандарты по экономической эффективности проекта в добыче и транспорте газа. По подрядным организациям — Газпром не планирует привлекать какие-то компании для строительства «Силы Сибири». 

Объем финансирования китайского контракта определен в сумму 55 миллиардов долларов, а это, без сомнения, большое число заказов на российских предприятиях. — На одной из пресс-конференций было сказано, что Газпром считает целесообразным повышение в ближайшие годы внутренних цен на газ выше инфляции для финансирования своих инвестпроектов — в том числе «Силы Сибири». А Минэкономики, напротив, говорит о том, что цены на газ будут заморожены на уровне «рост 5 процентов в год». Если тарифы не будут подниматься так, как этого хочет Газпром, за счет чего буду инвестироваться проекты? — Газпром ни к кому не обращался с предложениями финансировать строительство газопровода «Сила Сибири» за счет повышения тарифов. Речь идет о предоставлении определенного преференциального режима для проекта — полном обнулении НДПИ и возможности предоставления преференций по другим налогам.

 — В индийской прессе появились фантастические сообщения, что Индия предлагает продлить китайский газопровод до своих границ. Интересен ли вам подобный проект? — Мы в Газпроме также обратили внимание на эти сообщения, эта идея нам известна. Идея смелая, красивая, но есть ряд открытых проблемных вопросов, в том числе технических. Такой газопровод должен проходить через высокогорные районы. Да, Газпром является компанией, которая построила и эксплуатирует самый высокогорный газопровод в мире — 3184 метра с перепадом высот 2,5 км. 

Могу сказать, что неделю назад мы выезжали в Ставрополье, на месте общались со специалистами этого газопровода — по-видимому, в перспективе строительство высокогорных газопроводов может быть востребовано. Индия нам интересна, этот рынок, как и рынок Китая, — емкий, динамичный, быстрорастущий. И у нас есть контракт на поставку сжиженного природного газа. Но возможности, которые открывает магистральный газопровод, — несопоставимы с теми, что дает СПГ. Но пока это только идея. — Как сейчас продвигаются переговоры с японскими партнерами по поставкам СПГ и инвестированию в проект «Владивосток — СПГ»? 

— В состав проекта «Владивосток — СПГ» как акционер на 49 процентов вошел Газпром-банк, при этом он взял на себя обязательства полностью обеспечить финансирование этого проекта. Газпром ни рубля, ни доллара из своей инвестиционной программы на этот проект не потратит. Переговоры с японскими покупателями продолжаются, до конца 2014 года с рядом крупнейших из них могут быть подписаны основные, юридически обязывающие условия поставок. И будет сформирован окончательный состав акционеров этого проекта. На сегодняшний день партнеров два: Газпром (51 %) и Газпром-банк (49 %). 

— Сегодня, 3 июля, 18-й день, как поставки газа на Украину не осуществляются. Теряется ли в настоящий момент газ, который идет через Украину в Европу? Если да, то сколько топлива до Европы не дошло? — 16 июня Газпром прекратил поставки газа в Украину, продолжая поставлять его транзитом через украинскую газотранспортную систему в страны Европы. На сегодняшний день особых проблем нет, и на то есть причины. Первая — в украинской промышленности стандартный для этого времени года уровень потребления газа значительно ниже, чем обычно. Второй момент — Украина использует реверсные поставки (то есть покупает газ по низкой цене у европейских компаний, которые, в свою очередь, купили его у Газпрома. Эту схему ранее Миллер назвал «наполовину мошеннической» — АП). 

Проблема и в том, что Украина не закачивает в полном объеме газ в подземные хранилища. Так что о несанкционированном отборе из украинской трубы (иногда это называют воровством, иногда другими словами) мы сможем услышать уже осенью этого года. Вероятность такого сценария велика. Эта проблема существует, но сейчас она просто не видна. — Каковы видения перспективы развитий партнерских отношений в газовой сфере с Украиной? — Перспективы очень просты: Украина должна сначала погасить долг — 4,5 млрд долларов за поставленный объем газа 11,5 млрд кубометров. Это астрономические цифры. И это первый и необходимый шаг, который Украина должна сделать. — Когда вы ожидаете возобновления переговоров с Украиной и как вы считаете, какая цена является справедливой, учитывая ее территориальную близость? — Сегодня предмета для разговора у нас нет. Украина переведена на предоплату, сначала нужно погасить задолженность. 

Пусть наши украинские коллеги научатся платить. (Напомним, Газпром перевел Украину на поставки газа по предоплате после очередного провала переговоров — АП.) Что касается цены — она честная, потому что договорная, она прописана в контракте. Есть прозрачная формула цены, по которой Украина платила и должна платить. Если у сторон споры — они рассматриваются в международном арбитраже. Но до того момента, как суд вынесет вердикт, вторая сторона должна по контракту исполнять свои обязательства. Это международная хозяйственная практика. 

— Вопрос про реверсные поставки на Украину Газпромом пока особо не поднимался, поскольку объемы поставок были невелики. Сейчас Украина ведет переговоры об увеличении реверса. Что предпримет Газпром? — Пока мы внимательно смотрим, как это делается, что делается, что к чему они там привинтили и построили, чтобы свой реверс организовать. На самом деле наш российский газ остается на территории Украины, и она нашим российским газом распоряжается как своим. Никакого физического реверса нет. Дальше что может происходить — по-видимому, наступит такой момент, когда мы начнет вводить ограничения поставок в направлении тех ГИСов (газоизмерительных станций), где мы фиксируем реверсные поставки. 

Со всеми вытекающими последствиями для тех компаний, которые получают российский газ через эти ГИСы. Я имею в виду европейские компании. Еще раз повторяю — это полуаферистская схема. Украина не имеет права распоряжаться нашим газом в своей трубе — пункты сдачи находятся за ее территорией. — Вы начали закачку газа в европейские подземные хранилища газа (ПХГ), как вы планировали до кризиса на Украине? И чей это будет газ — российский или среднеазиатский? — Закачку в подземные хранилища в Европейском союзе своего газа Газпром уже начал. Могу сказать, что мы имеем резерв газа на территории Европы более 2,5 млрд кубометров. И сможем закачать более 5 млрд кубов. 

Есть оценка по максимальному суточному отбору, который мы сможем обеспечить именно за счет своего собственного газа из подземок, — максимум 55 млн кубов в сутки. Это не много — исторический максимум транзита газа через территорию Украины приходится на объем чуть больше 400 млн кубометров в сутки. Но это лучше, чем ничего. В этом направлении работаем, рассматриваем увеличение объемов, но это не снимает транзитные риски Украины зимой 2014—2015 годов. — Слышали о том, что украинский Нафтогаз хочет подать в суд на пересмотр контракта по транзиту газа. О чем речь и какие требования выдвигает компания? 

— Я слышал о такой позиции НАК «Нафтогаз Украины», но в адрес руководства Газпрома обращений не поступало. Я нахожусь в прямом контакте с генеральным директором Нафтогаза с господином Коболевым, у меня с ним на эту тему разговоров не было. Если предположить, что Украина начнет подвергать сомнению транзитный договор, то это очень-очень плохая новость. Мы говорим сейчас о рисках, которые есть по контракту поставки газа на Украину, о тех проблемах, которые возникают в связи с недозакачкой газа в подземные хранилища, о полуаферистских реверсных схемах... Но транзитный договор — это прямой удар по надежности поставок газа из России в Европу. — Украина собирается модернизировать газотранспортную систему самостоятельно с американскими и европейскими партнерами без участия России. Как к этому относится Газпром, и если это произойдет, сколько газа Газпром готов транзитировать через модернизированную ГТС Украины? 

 — Для начала ее нужно все-таки модернизировать. А вообще у нас нет никакого интереса к этому проекту. Поезд уже ушел, и ушел не вчера. Мы в модернизации газотранспортной системы (ГТС) Украины участия принимать не будем. Хочу обратить внимание, что есть ряд очень серьезных вопросов имущественного характера. В прессе то и дело появляется информация, что внесен законопроект о реформировании «Нафтогаза Украины» и других интересных новациях… Но ведь газотранспортная система Украины не принадлежит НАК «Нафтогаз Украины». Она принадлежит украинскому государству. И прежде чем что-то с кем-то обсуждать по партнерству, по модернизации, ГТС должна появиьтся на балансе того или иного хозяйствующего субъекта. 

Пока этого не произошло. Мы знаем, в какой степени вопрос ГТС Украины политизирован и в каких дискуссиях в Раде обсуждается эта тема. Сначала должны быть решены имущественно-правовые вопросы — а это внесение изменений в десяток законов. И только после этого можно говорить, будут ли там партнеры и т. д. Сегодня она нигде и никому не принадлежит. Хозяина у украинской газовой трубы, которая и стоит, в общем то, очень-очень недорого, — нет! Что касается российского газа. Украина без российского газа обойтись не может — об этом говорят даже политические деятели Украины. Поэтому российский газ в украинской трубе будет. Но в каких объемах — время покажет.— Люди сегодня гибнут не только на Украине. Люди гибнут и от взрывов бытового газа, который идет к квартирам. 

Единственный неоспоримый вариант увидеть утечку газа — добавление в газораспределительную систему одорантов. Почему Газпром ничего не добавляет? Дорого? — Газпром осуществляет свою работу до границ населенных пунктов. Газификация домовладений, внутрипоселковых, внутридомовых сетей, котельных и т. д. — это зона ответственности не Газпрома. — Еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер пригрозил странам Европейского союза, которые поддержат проект «Южный поток» (схема) в его нынешнем виде. Еврокомиссия не может смириться с тем, что ряд государств ЕС подписали с Россией соглашения о строительстве газопровода «Южный поток», в которых нарушается совместно принятое европейское право. Эттингер призвал страны ЕС отложить проект до тех пор, пока он не будет соответствовать европейскому праву. Ваше мнение по этому поводу? 

— Прочитал полностью статью Гюнтера Эттингера, написанную им для немецкой газеты Handelsblatt. Вы знаете, у нас с европейской комиссией общее целеполагание. Поскольку наша задача заключается в том, чтобы диверсифицировать транспортные маршруты поставок газа. И господин Эттингер говорит о том, что нужно обеспечить энергетическую безопасность Европейского союза, стабильность поставок. Это наша общая цель, эти задачи мы решали и будем решать вместе. Но благодаря диверсификации транспортных маршрутов энергетическая безопасность севера Европы выше, чем юга. И, возможно, нужно предпринять определенные меры. Но это дело ЕС, им самим нужно принимать решения. Что касается газопровода «Южный поток». Со всеми странами — участниками проекта подписано межправительственное соглашение с РФ, которое регулирует все наши действия на территории этих стран. При этом, в соответствии с Венской конвенцией, международный договор имеет главенствующее положение над внутренним законодательством как отдельных стран, так и экономических союзов — в частности Европейского. 

В одностороннем порядке никакие изменения не могут быть внесены в договоры и они не могут быть в одностороннем порядке денонсированы. Поэтому «Южный поток» и межправительственные отношения со странами-партнерами защищены международным правом. В Приамурье и ЕАО сетевой газ придет впервые — это очень важно для повышения качества жизни дальневосточников. — Строительство «Южного потока» в Болгарии и Сербии никак не начнется. Как вы оцениваете риски от того, что будет сдвинут график? И уточните, к концу 2015 года куда придет газ — в Болгарию или уже в Италию? — Газ придет именно в Болгарию, и это будет первая нитка из четырех стран — Болгария, Турция, Сербия, Италия. Что касается Италии — здесь будет выход газопровода на конечную проектную мощность, 63 млрд кубометров газа. 

Произойдет это в декабре 2017 года. График ввода морских участков газопровода «Южный поток» такой: конец 2015-го — первая нитка, конец 2016-го — вторая и третья, конец 2017-го — четвертая. Под график синхронизирован ввод мощностей и на сухопутных участках. На сегодняшний день критических моментов по тому, что этот график не будет соблюден, мы не видим. — Если «Южный поток» не пойдет в Италию, будет ли сохранять ENI свою долю в морской части и кто будет в таком случае финансировать эту долю? — Целевым рынком «Южного потока» Италия была, есть и будет. Основной объем газа будет поставляться именно сюда. 

Но Италия не является страной-партнером по проекту «Южный поток». Потому что мы здесь и не планировали строить газотранспортных мощностей. А компания ENI является акционером морского участка. — В связи со строительством южного коридора, по которому газ пройдет через Ставрополье, а далее через «Южный поток» в Европу, планируется ли строительство в Ставрополье крупного газотранспортного узла? — В наших планах к концу 2017 года со Ставропольского газотранспортного узла поставлять 81 млрд кубометров газа на экспорт. Также обсуждается эксплуатация станции «Ставропольская», которая является головной станцией для магистрального газопровода Россия — Турция «Голубой поток» — есть перспективы увеличения поставок газа. 

Планируется реконструкция линейной части компрессорной станции с учетом того, что ставропольский узел обеспечивает газом 12 субъектов Российской Федерации. Если говорить о новом звучании Ставропольского газотранспортного узла, то он становится крупным экспортно ориенториванным распределительным центром. — Планируете ли вы принять предложение OMV по покупке доли в австрийской газовой бирже Central European Gas Hub? — Если говорить о нашем участии в биржевой торговле в Баум-Гартене — крупнейшем газовом хабе Европы — то такой интерес был, этот вопрос мы обсуждали и раньше, до того, как были подписаны документы с OMV по их участию в австрийском участке проекта «Южный поток». Интерес у нас есть, мы готовы обсудить конкретный процент участия в газовом хабе. 

— Газпром не только продает газ, но и покупает, например в Средней Азии и в Закавказье. Узбекистан экспортирует газ только тогда, когда он ему самому не нужен. Зимой поставки уменьшаются в несколько раз по сравнению с контрактным объемом или полностью прекращаются — в прошлом году поставки газа в адрес Газпрома не шли в течение 40 дней. Одновременно нарушается транзит через Узбекистан туркменского газа. За прошлый год около 120 млн кубометров туркменского газа не попало в Газпром — это примерно столько же, сколько в сутки получает Украина в зимний день. В этом году почти полгода Азербайджан не поставлял газ в Россию. 

Говорят, что у них шел ремонт. Но вряд ли ремонт может длиться так долго. Нужны ли Газпрому такие поставщики? — Вопрос очень глубокий. С недопоставкой среднеазиатского газа мы сталкиваемся ежегодно. Вы называли цифры, но вы также в своем вопросе сказали такую фразу «это столько, сколько Украина получает в сутки». Так вот, на самом деле поставка в портфель Газпрома среднеазиатского газа совершенно по-другому высвечивается с учетом той ситуации, которую мы прогнозируем по Украине. Абсолютно точно можно предсказать, что предстоящей зимой от поставщиков из этого региона мы будем недополучить десятки миллионов кубометров газа. И если у нас будет одновременно складываться напряженная ситуация с транзитом газа через территорию Украины, то, конечно, мы должны быть во всеоружии и иметь возможности, чтобы закрыть все прорехи в газовом балансе. 

Для этого должны быть созданы новые газотранспортные мощности и проведена работа по реконструкции объектов транспорта газа. Мы не надеемся на среднеазиатский газ: Газпром предпринимает все необходимые действия, чтобы к концу этого года полностью заместить поставки среднеазиатского газа поставками газа российского происхождения. В Ставрополье мы обсуждали эту тему: ведь риски недопоставок из Средней Азии — это проблема газоснабжения наших южных регионов. — Как вы считаете, сможет ли сжиженный природный газ в ближайшие 10—15 лет потеснить на мировом рынке трубопроводный? — В течение последних десятилетий постоянно говорят: еще чуть-чуть, и сжиженный природный газ (СПГ) займет весь глобальный рынок. Но глобального рынка как не было, так и нет, есть три мегарынка: азиатский, европейский и американский. Доля СПГ на мировом рынке на самом деле не изменились: 30 процентов СПГ на 70 процентов трубопроводных поставок. 

Оснований полагать, что структура соотношений изменится, нет. Это объясняется тем, что СПГ — это просто вид транспорта. Это тот же самый газ-метан, который сначала сжижают, потом регазифицируют, и в конечном итоге по трубе к потребителю приходит тот же самый трубный газ. Это все говорит о разной экономике поставок, на разные расстояния, для разных объемов. Что эффективней — протянуть с Ямала в Южную Америку магистральный газопровод, в том числе морской, или поставлять туда сжиженный природный газ? Понятно, что гораздо эффективней поставлять СПГ — есть графики зависимости объема от вида транспорта. Но ситуация на разных мегарынках по соотношению «СПГ — трубный газ» складывается по-разному. В частности, это связано с удаленностью от ресурсной базы. 

Если говорить о рынке №1 — европейском, то расстояния, на которые мы поставляем газ, — до 4 тысяч км. И для таких расстояний и объемов трубный газ всегда будет более конкурентоспособным, нежели СПГ. Мы видим, что происходит с СПГ на европейском рынке — Европа в последнее десятилетие создала значительные мощности по регазификации — 100 млн тонн. Мы знаем, что по прошлому году эти терминалы были загружены всего на 23 процента. При этом в 2003 году загрузка была 90 процентов. А в абсолютном выражении по прошлому году поставка на европейский рынок СПГ ниже, чем 10 лет тому назад. Причин много, одна из них — Европа проиграла битву за сжиженный природный газ. Ее выиграл Азиатско-Тихоокеанский регион. 

Американцы тоже построили мощности по регазификации — более 100 млн тонн. И тот же СПГ не пришел на американский рынок. Хотя ситуация начинает меняться, пример тому — наш контракт с Китаем по поставке 38 млрд в год. И в ближайшее время мы подпишем контракт по поставке 38 миллиардов дополнительно по западному маршруту. И мы знаем, что Япония заинтересована в том, чтобы рассмотреть вопрос по строительству морского газопровода по поставке газа. Но даже это не изменит соотношения на мировом рынке газовых пропорций. Так и останется: 30 процентов природного газа, 70 — трубопроводного. — Существует ли вероятность полного прекращения транзита газа через территорию Украины, если она начнет так называемый незаконный отбор газа? И на фоне того, что Вашингтон и его союзники грозятся разрушить бизнес Газпрома, что придает вам уверенности в будущем? 

 — Вероятность есть. Ведь то, что случилось однажды, — это закономерность. В этом мире случайностей нет. Мы с вами были свидетелями событий 2009 года, когда были прекращены поставки газа через территорию Украины полностью. Нам эти события хорошо известны. Что касается нашего положения дел на рынке — уверенность есть. Мы являемся надежным поставщиком, также мы знаем, как обстоят дела у других производителей газа. У всех тех, кто поставляет газ в Европу, идет значительное снижение объемов. У всех, кроме Газпрома. На сегодняшний день альтернативы российскому газу просто-напросто нет!

 Марина Москалюк, Москва. Амурская правда от 03.07.2014



Комментарии

Нет комментариев к этой новости.



Добавить комментарий

Имя*
E-mail*
Текст комментария*
Введите символы с картинки*
CAPTCHA
Обновить