Зачем дорога, если она не ведет к Храму?!

10.04.2014

«Уважаемая редакция! В прошлом номере «Открытой» газеты прошла заметка о том, что в России все больше людей обращаются к вере, в то время как в западных странах растет число атеистов. Действительно, заметно, что вера крепнет. В стране, где долгое время разрушали церкви, сейчас активно строятся храмы, причем всем миром – на пожертвования. И у себя в Пелагиаде мы видим, как сияет золотыми куполами новый собор во имя Пресвятой Богородицы. Строительство этого православного храма – одного из самых красивых на территории ЮФО - добрый знак для всех нас, жителей Пелагиады. 

И знаете, не удивительно то, что этот храм построил верующий. Удивительно, что он другой веры. Звать его Рауль Туркбиевич Арашуков - очень известный в нашем крае руководитель и действительно добрый и отзывчивый человек, о чем мы, его односельчане, знаем не понаслышке. Однако сами спросить у него стесняемся, но очень хотелось бы узнать от него самого: почему же он помогает православным?» Жители села Пелагиады, Шпаковский район Корреспондент «Открытой» беседует с известным благотворителем, генеральным директором газовых компаний ООО «Ставропольрегионгаз» и ОАО «Ставрополькрайгаз» Раулем Арашуковым. - Вот такое письмо от ваших односельчан мы получили, Рауль Туркбиевич. 

Передавая вам их благодарность, задаем и вопрос: что же побуждает вас участвовать в строительстве церкви? Ведь не только жители этого села удивляются тому обстоятельству, что, являясь правоверным мусульманином, вы помогаете православным... - Думаю, что люди удивлялись бы этому естественному порыву меньше, если б интересовались историей Кавказа, где жизнь христиан и мусульман в стародавние времена развивалась и переплеталась очень тесно. Вот вы знаете, что к некоторым горским народам христианство пришло раньше, чем вера в Аллаха? И поныне на Северном Кавказе, в том числе и в Ставропольском крае, есть села, в которых живут вместе мусульмане и христиане одной национальности, соблюдая обычаи, традиции, обряды согласно своему вероисповедованию. 

Они не просто живут дружно, а зачастую являются и ближайшими родственниками. И никому из них и в голову не придет превозносить свою веру в ущерб другой, потому что они - соседи, живут на земле, которую каждый из них считает своей родиной, их дети дружат, вместе ходят в школу, работают, отдыхают, а порой в супружеские пары соединяют их судьбы. То же самое и в Карачаево-Черкесии, где я родился и вырос. - В Карачаево-Черкесии тоже мирно уживались представители разных религий. Не припомню каких-либо конфликтов между ними... - И не припомните, потому что не было таких случаев испокон веков. В исторические времена, не столь уж давние, местные христиане строили свои храмы на вершинах гор, в селениях, где абсолютное большинство - мусульмане. 

 Некоторые из этих древних церквей сохранились до сих пор. И они являются общей историей для жителей Кавказа - христиан и мусульман, для которых прошлое - это жизнь их предков, прародителей, что для потомков должно быть свято. - Говоря об общей истории культуры и веры Карачаево-Черкесии, вы, должно быть, имеете в виду древний православный храм в Архызе, тот, что рядом с городком сотрудников обсерватории? - И этот храм, в частности. Вряд ли многие знают, что его реставрируют мастера, среди которых многие - мусульмане. Но смотрите, с каким старанием, тщательностью восстанавливают они древнюю кладку памятника истории, культуры, религии... Наступит время, когда работа в храме будет завершена и к нему пойдут сотни паломников разного вероисповедания. 

 Вот и моя семья - многочисленные родственники, дети, внуки - жили и будут жить на этой земле, одинаково приветливой для людей разной веры, которые для нас также добрые соседи. Если у соседей что-то плохо, что-то их расстраивает, разве сможешь ты при этом спокойно жить, равнодушно глядя им в глаза?! Нет, конечно! - Должно быть, так рассудили и верующие села Пелагиады, где сгорела церковь... - Да, ко мне во двор пришла целая делегация как к земляку, соседу. Меня тоже расстроило, что в Пелагиаде сгорела церковь, и многие восприняли это как недобрый знак. Местные старушки плакали и уже не надеялись, что им придется молиться в своей церкви. 

 Они пожаловались, что на новую церковь долгое время собирали по копеечке, в основном из пенсий, но человек, которому деньги были доверены, попросту растратил их. Тогда я и решил: коль есть у меня возможность, надо старикам и всем сельским верующим помочь. Моя жена была молчаливым свидетелем этого разговора, но тоже очень расчувствовалась, а потому и стала мне первым и активным помощником во всем, что связано с возведением храма. На тот момент некоторый опыт по сбору средств на благотворительные цели у меня уже был. Правда, проект оказался сложным - с сейсмоустойчивым фундаментом, и на строительство церкви (во имя Пресвятой Богородицы. - Авт.) ушло около двух лет. Зато храм получился красивый, прошлым летом установили крест, купола. 

Я тоже был на торжественном открытии церкви и, уж поверьте, радовался не меньше, чем мои православные соседи. К тому же храм, согласитесь, очень украсил село. Сейчас ведется его внутренняя отделка. - В Пелагиаде нам рассказали, что вы там еще одну церковь строите, так это? - Ну, да. Опять же по-соседски помогаю в возведении в селе еще одной церкви - Успения Пресвятой Богородицы. По большому счету главное не в том, кто какому Богу молится, а в том, что люди молятся об одном и том же - просят мира, благополучия, здоровья... Там, где есть храмы для христиан, мусульман, буддистов, там всегда царит этакое равновесие: люди мягче, добрее, терпимее друг к другу. Помните, был такой замечательный фильм «Покаяние»? В нем звучит ключевая фраза: «Зачем дорога, если она не ведет к Храму?» 

Глубокая философская мысль. Если у человека нет места, где он может помолиться, задуматься над тем, как он живет сегодня и будет жить завтра, то есть задуматься над состоянием своей души, то он начинает испытывать дискомфорт, ущербность, недовольство собой, раздражение окружением. Душа верующего - это его Храм, и все пути должны вести к душе, к сердцу, к тому, что делает человека человеком, а не зверем. - Я как православная не могу не отметить, что вы очень точно определили связь между силой веры и состоянием души человека. Если бы так же понимали эту связь и другие наши состоятельные граждане, но ведь нет же... Рауль Туркбиевич, сколько всего храмов вы построили? - Первой стала мечеть на моей родине в ауле Хабез в Карачаево -Черкесии. Мечети там не было, и пожилые люди должны были совершать пятничную молитву на старом закрытом кладбище, в обветшавшем кладбищенском домике. 

 Мы построили мечеть всем миром за год. Скоро появится еще одна, в строительстве которой я также принимаю участие. И слава Богу, и слава Аллаху. Там, где есть храм, есть надежда, что Всевышний не оставит нас своей милостью, что все трудности мы преодолеем. И надо радоваться, что сейчас в России церкви и мечети не пустуют. - Признайтесь честно, когда стали строить христианские храмы, не сталкивались с проявлением недовольства со стороны ваших единоверцев? - В основном они разделяют мое убеждение по этим вопросам. Хотя однажды меня спрашивали, почему я не построю мечеть в Ставрополе, если уж строю церковь в Пелагиаде. 

Я же считаю, что строить храмы и мечети надо там, где родился, и там, где в данный момент живешь, где живут твои дети, где будут расти твои внуки. Между прочим, в священном Коране есть такая мысль: каждый из тех, кто живет по соседству с тобой, имеет на тебя определенные права, даже если не состоит с тобой в родстве и не является твоим единоверцем. - Я слышала, что в последние годы вы организуете сбор средств для того, чтобы отправить паломников в хадж, и в редакцию поступало благодарственное письмо из Карачаево-Черкесии... - Да, было дело. Это жители из разных селений Карачаево-Черкесии. 

Ко мне обратились за помощью пожилые верующие люди - пенсионеры, которые никогда не были в Мекке. И в прошлом, и в позапрошлом году я организовал сбор средств, чтобы отправить их в хадж - каждый раз больше 160-ти человек самолетом из Минеральных Вод. Стоимость такой поездки только для одного паломника обходится в сумму около ста тысяч рублей. У пожилых людей больших денег, конечно, нет. И когда им представилась такая возможность на закате жизни, они были просто счастливы. И, несмотря на все хворости, дисциплинированно приезжали в аэропорт с пакетами, набитыми лекарствами, только бы добраться до священной Мекки. Среди паломников были и карачаевцы, и ногайцы, и представители других национальностей, различий для меня нет - все они верующие люди. 

 Скажу больше: в этом году я намерен отправить малообеспеченных людей, 60 православных паломников, в Иерусалим, и уже есть договоренность с Феофаном, епископом Ставропольским и Владикавказским. - Спасибо вам за эту гуманитарную благотворительную акцию! Я также убеждена в том, что только истинно верующий способен от всей души помогать и тем, кто верит в Бога, и тем, кто верит в Аллаха. - Разумеется, это так. Но еще немаловажно то, какие жизненные установки человек усваивает с детства в семье родителей. Многому из того, что есть во мне, я обязан родителям, нашей многодетной семье: у меня ведь три брата и четыре сестры. Отец погиб в автокатастрофе, когда ему было всего 48 лет, а мне только 12. Отец словно предчувствовал свой ранний уход из жизни и готовил к этому нас, своих детей. 

Я хорошо помню, как он часто говорил мне: «Рауль, ты мужчина, и потому всегда будешь в ответе за маму, братьев и сестер». Чувство ответственности он нам внушал, как говорится, с младых ногтей. И все мы понимали: чтобы чего-то добиться, надо упорно учиться и работать. Сегодня я и все мои братья и сестры получили образование: кто высшее, кто среднее специальное, все состоялись как специалисты, у нас крепкие семьи, достойные дети. У меня самого пятеро детей и две замечательные внучки. Я твердо убежден, что человек не может состояться как личность, да и истинность его веры в Бога ли, в Аллаха ли будет сомнительной, если человек эгоистичен, живет только для себя, если равнодушен к чужой беде. Когда люди рассуждают о своем предназначении в жизни, то должны знать: начертанный Аллахом путь не состоялся, если в жизни они ни для кого не сделали добра, благого дела. 

Не надо стремиться облагодетельствовать весь мир, помоги лучше своим соседям, тем, кто слаб и беспомощен. Помоги своим землякам, своей Родине. И Всевышний без внимания это не оставит. - Ваша малая родина, Рауль Туркбиевич, - это Хабез. И его вы тоже вниманием не оставляете? - Мне повезло, что я родился в красивейшем ауле Хабез - селении с богатой историей. Из Хабеза вышли многие достойные персоны, в нем живут замечательные простые и работящие люди. Поверите ли, но над этим аулом разлита какая-то аура добра, духовности. Здесь набираешься сил и веры в то, что все будет хорошо, что трудности одолимы. Уже после того, как я уехал из родных мест, я стал вкладывать немало средств, душевных и физических сил в то, чтобы эти благословенные места таковыми воспринимались не только моими земляками, а привлекали также отечественных и зарубежных туристов. Люди сейчас едут сюда со всех сторон, для многих из них эта территория становится настоящим открытием. Мало того, что здесь невероятная по красоте и целительной силе природа, здесь и уникальные памятники истории и веры. В получасе езды от аула находится религиозный центр древней Алании, сохранились три первых христианских храма России, построенных в византийском стиле. А неподалеку от них десять лет назад на перевале обнаружили лик Христа, и сюда круглый год едут паломники.

СМИ: Комсомольская правда
от  16.02.2009
Автор: Зоя Клюева