Газ должен быть безопасным

29.09.2018

Только на Ставрополье невидимый газ каждый год убивает десятки человек. В 2018 году в крае произошли 18 несчастных случаев. В них погибли 6 человек, 30 человек пострадали. Нарушения правил эксплуатации газового оборудования приводят к пожарам, взрывам, разрушениям. Как не допустить трагедий? Что должны делать специалисты газовых служб и потребители голубого топлива, чтобы избежать беды? Об этом 20 сентября в 18:30 в эфире «Радио России – Ставрополье» рассказал заместитель генерального директора – главный инженер АО «Газпром газораспределение Ставрополь» - Алексей Александров.

СТЕНОГРАММА

Ведущий: Добрый вечер. В эфире программа «Откровенный разговор». Я журналист Аджаут Ибрагимов. Сегодня в нашей студии заместитель генерального директора – главный инженер АО «Газпром газораспределение Ставрополь» - Алексей Александров. Добрый вечер, Алексей Анатольевич!

А. Александров: Добрый вечер.

А. Ибрагимов: Газ – это благо, газ – это цивилизация, развитие экономики, просто очень удобное в быту топливо, но... Вот это «но» очень волнует, очень тревожит нас — обычных потребителей газа. Это удобное топливо очень опасно. Алексей Анатольевич, мы нередко слышим: там утечка газа, люди отравились, здесь взрыв — погибла целая семья, разрушены дома и так далее, и так далее. Нам всем очень нужно и очень важно знать как и почему это происходит, и что надо сделать, чтобы не было вот таких бед и трагедий. Пожалуйста, расскажите нам.

А. Александров: Да, к сожалению, в последнее время мы все чаще в СМИ и по радио слышим, что в разных частях нашей страны происходят такие трагедии, как взрывы природного газа, которые несут такие неприятные последствия, как гибель людей. К сожалению, практически везде причина одна — человеческий фактор. Халатное отношение к этому топливу, к тому голубому огоньку, который, как вы сказали, должен нести и тепло, и уют, и цивилизацию, но, к сожалению, наши абоненты не всегда подходят добросовестно к использованию этого блага, а зачатую пытаются решить за счет него какие-то свои личные проблемы.

А. Ибрагимов: Что вы имеете в виду?

А. Александров: Например, у нас были случаи, когда человек из-за того, что поссорился со своими родственниками, включил газовые конфорки и решил отравиться. А мы знаем, что при утечке газа достаточно любой искры: включить любой бытовой электрический прибор: тот же выключатель света, при переключении автоматики может произойти воспламенение. Результат: обрушение целого подъезда дома. Поэтому мы газовики призываем людей к тому, чтобы они относились к использованию газа очень ответственно. Необходимо соблюдать ряд правил, они не сложные, но соблюдение данных правил сохранит жизнь и самим абонентам, и окружающим их людям.

А. Ибрагимов: Наши зрители задают по этому поводу массу вопросов. Звучат они все примерно так: вы и ваши коллеги упрекаете, обвиняете нас, иногда абсолютно обоснованно, в безответственности, в безграмотности при работе с газовыми приборами. Признаем, есть такое, но не до такой же степени, чтобы рисковать своими жизнями и жизнями других людей. Газ не имеет цвета, запах не всегда сразу учуешь. Неужели ничего нельзя придумать, чтобы его было и видно, и слышно, когда он вытекает из трубы или из печки. На дворе 21-ый век, можно ли как-то ещё сделать газ менее опасным?

А. Александров: Да, сам по себе газ без цвета и без запаха и для того, чтобы человек мог определить, что где-то есть утечка его с тех самых времен, когда он стал поступать в дома жителей, стали одорировать: добавлять с резким запахом пахучее вещество на основе серы. Эта одоризация была раньше, есть и сейчас.

А. Ибрагимов: Может больше дозу сделать?

А. Александров: Понимаете, сера — это та же химия, она может вызвать какие-то аллергические реакции у человека. При той концентрации, которая обеспечивается сейчас, запах газа все равно чувствуется и при этом не несет угрозы здоровью. Сегодня в век современных технологий ещё выпускаются сигнализаторы загазованности, которые можно установить в доме и в случае утечки он будет сигнализировать, что есть выход газа. Нормативными требованиями уже определено, что при газификации нового объекта в определенных случаях (в цокольном этаже, допустим, находится отопительный прибор) обязательно устанавливаются такие приборы. В остальных случаях пока добровольно. Однако мы должны понимать, что это дополнительные затраты. Сигнализаторы загазованности стоят денег, но себя оправдывают, потому что могут спасти людей от взрывов, от пожаров и так далее.

А. Ибрагимов: Ваша задача, чтобы газовое оборудование было в домах в технически исправном состоянии и люди грамотно им пользовались (проводите инструктажи). Как часто вы это проводите? Сколько это стоит? И вообще, наверное, для этого есть специальная служба безопасности, которая отвечает за техническое обслуживание?

А. Александров: В крае в каждом районе, городе есть газовые службы. В них есть подразделения, которые называются отделами внутридомовой газовой службы. Они ежедневно занимаются обслуживанием газовых приборов. У нас в крае около 97% заключенных договоров на техническое обслуживание среди населения, то есть охват очень большой. Эти службы составляют ежегодно графики и в соответствии с этими графиками специалисты приходят в дома жителей и выполняют работы на основании договора.

А. Ибрагимов: Такой договор есть у каждого абонента?

А. Александров: Да. Законодательство говорит о том, что если у человека нет договора на техническое обслуживание, то у него не должно быть газа. Последние изменения в законодательстве определили, что техническое обслуживание должно выполняться ежегодно. Цена нельзя сказать, что она фиксированная. Допустим, 100 рублей. Цена у каждого абонента разная, потому что зависит от количества установленных газовых приборов.

А. Ибрагимов: Но на прибор можно определить стоимость?

А. Александров: Да, на каждый прибор есть цена, но опять же, она разная и от вида оборудования. Есть котлы разной мощности, соответственно, и стоимость обслуживания будет разная. Даже обычная газовая пита, на которой мы готовим пищу, бывает двух-, трех-, четырехконфорочная, а сейчас современные бывают и шестиконфорочные. Обслуживание обычной четырехконфорочной плиты стоит порядка 260 рублей в год. Плюс если установлен котел или колонка, то где-то в среднем получается около 900-1000 рублей. При условии, если это простой наш российский котел. Если это импортное оборудование, то там, конечно, подороже.

А. Ибрагимов: Как это на практике происходит? Куда надо обращаться? Писать заявление или просто достаточно позвонить по телефону? Вы сказали, что заключается договор...

А. Александров: Ранее заключали договор на три года и он пролонгировался. Если человек не имел никаких возражений (ни абонент, ни эксплуатационная организация), то он продлевался на следующие три года. Теперь договоры на год и имеют такое же действие. Куда обращаться? Как уже сказал, у нас есть графики и по этим графикам мы сами идем к людям, звоним и договариваемся, когда мы можем к ним попасть. Абонент также может позвонить в любое время в службу 04 или 104 и подать заявку.

А. Ибрагимов: А когда приходит мастер: только в рабочее время или можно в вечернее, в выходные дни? А если он придет, а дома никого нет?

А. Александров: Наши графики составляются таким образом, чтобы охватить разных абонентов. Мы прекрасно понимаем, что у людей может быть разное рабочее время, поэтому составляем скользящий график. Зачастую, конечно, переносим время работы на более позднее время, чтобы вечером или в выходные дни сделать техобслуживание.

А. Ибрагимов: То есть такого, как было раньше и абоненту приходилось самому отпрашиваться с работы и ждать целый день, когда же появиться мастер, сейчас нет?

А. Александров: Да, сейчас уже этого нет. Мы стараемся эту проблему снять.

А. Ибрагимов: Ещё один интересный вопрос: могут ли хозяева, собственники газовых приборов сами их отремонтировать? Есть же рукастые, как говорится, мужики, которые в собственном дворе могут сами самолет собрать. Ну, например, если у них какая-то примитивная газовая плита или так называемых «шабашников» пригласить, у которых тарифы наверняка будут ниже чем ваши.

А. Александров: Вынужден огорчить всех этих «кулибиных», всех «шабашников»: наше законодательство не позволяет выполнять никаких работ на газовом оборудовании самостоятельно. Даже в инструкции каждого газового прибора четко написано, что ремонтные работы, обслуживание, замену и так далее должны выполнять только специализированные организации. А почему это необходимо? Бывали такие случаи: человек самовольно пытается отремонтировать колонку газовую, отремонтировать плиту, но ввиду того, что он не специалист, не знает как это сделать (что-то не докручивает, не доделывает, неправильно подсоединяет) приводит к печальным последствиям: взрывам и пожарам. Все правила использования газа, все инструкции твердят нам о том, что самовольно заниматься ремонтом и обслуживанием газового оборудования категорически запрещено.

А. Ибрагимов: А как-то вы можете это проконтролировать? Ваш мастер ставит какую-то метку или пломбу, чтобы хозяин не мог самовольно что-то сделать?

А. Александров: Когда специалист приходит, он видит было или нет вмешательство, но каких-то опломбировочных средств у нас не существует. Абонент может сам открыть прибор и вмешаться в его работу. Буквально вчера у нас произошел случай в Железноводске. Абонент решил сам поменять водонагревательную колонку. Повесил её, начал присоединять и перепутал входы воды и газа и туда, куда должен был поступать газ, он подсоединил водяной шланг. В результате заполнил все газовые приборы многоэтажного жилого дома водой и нашим работникам пришлось в течение целого дня выкачивать эту воду, проверять каждый газовый прибор, осушать газопроводы и пускать заново людям газ. Соответственно, ему обошлись гораздо дороже все эти мероприятия, чем если бы он позвал газовиков и ему в течение максимум получаса поменяли бы эту газовую колонку.

А. Ибрагимов: Эти «самоделкины» и обычно виновники таких ситуаций. А что вообще наиболее часто приводит к авариям и несчастным случаям? Вот если авария произошла в квартире, в доме, сильный запах газа, то кого вызывать? МЧС или газовиков? Спрашивает Екатерина Кузнецова из Ставрополя: «Что-то я не вижу на улицах аварийных машин «горгаза».

А. Александров: Если человек более старшего поколения, то они привыкли, что газовики ездят на красных с желтыми полосками машинах. Сегодня наши аварийные бригады ездят на машинах, которые по окрасе похожи на МЧС: белая машина с сине-оранжевыми полосами. Почему? Это современные требования законодательства.

А. Ибрагимов: Какие-то единые спасательные службы?

А. Александров: У нас в крае есть 11 специализированных бригад, которые обучены как спасатели. Это обязывает иметь такую раскраску автомобилей.

А. Ибрагимов: А телефонный номер общий?

А. Александров: То, что качается телефонного номера... Сейчас есть Единая служба 112, все наши аварийные службы к ней подключены, все находятся в единой системе — это раз. Во-вторых, также работает всем известный номер 04, для сотовых телефонов 104. Ничего в принципе не поменялось, наоборот, добавилось. Когда попадает аварийная заявка в службу 112, она автоматически передается в газовую службу. Газовая служба направляет своих сотрудников на место происшествия, поэтому в МЧС звонить не стоит. При проблемах с газом необходимо запомнить три номера: 04, 104,112.

А. Ибрагимов: Недавно по радио и телевидению сообщалось, что мошенники, представляясь газовиками, украли с банковской карты одной пенсионерки 300 000 рублей, у другой 150 000. Как распознать этих мошенников?

А. Александров: К сожалению, в нашем крае встречаются такие случаи. Да, сейчас можно купить все: одежду, на принтере распечатать удостоверение, но если человек вызывает сомнения, необязательно его впускать сразу. Можно позвонить в ту же службу 04, уточнить, направлялся ли такой человек по данному адресу. Вам ответят и потом вам уже решать: пускать его или нет. Тем более, что наши специалисты работают строго по заявкам, просто так: без уведомлений мы к вам не придем.

А. Ибрагимов: Алексей Анатольевич, люди жалуются: очень уж дорогие цены на подключение газа и слишком быстрые отключения за несвоевременную оплату, даже за небольшие долги и мелкие нарушения в эксплуатации газовых приборов. Люди считают, что уж слишком жестко действуете.

А. Александров: Прерогатива отключения или подключения абонента к газу за неуплату поставщика (ООО «Газпром межрегионгаз Ставрополь»), но само действие отключения, непосредственно работы, конечно выполняем мы, потому что у нас есть доступ к газоопасным работам. К сожалению, у нас очень много должников в крае и данные меры, они неизбежны к злостным должникам. Да, мы часто слышим, что вторичное подключение к газовым сетям очень дорогое. Никто не думает о том, что для того, чтобы приехать отключить: нужен специалист, нужна сварка, нужна автомашина, нужны ГСМ, чтобы доехать. Тем более, что подключение — это более сложная процедура. Бывает так, чтобы подключить абонента, необходимо отключить другие дома, после такого пуска газа необходимо прийти в эти дома повторно и проверить все ли в порядке, нет ли утечки газа. Это все время, это люди, это работа. Поэтому, чтобы не допускать трат на повторное подключение газа, конечно, нужно либо своевременно платить, либо если есть какие-то проблемы с оплатой, обращаться к региональной компании-поставщикк, заключить рассрочку и потихонечку выплачивать эти долги.

А. Ибрагимов: Отключают через суд или вы сами?

А. Александров: Законодательство позволяет отключать должников без решения суда. Региональная компания перед отключением обязательно оповещает должника. Направляется письмо за 20 дней и если человек не реагирует никак, то тогда подаются списки к нам (АО «Газпром газораспределение Ставрополь») на отключение.

А. Ибрагимов: И последний вопрос: известно, что Ставрополье один из самых газифицированных регионов России. Где-то 98% населенных пунктов пользуются газом, но у нас есть ещё села, аулы, хутора, куда газ ещё не пришел. В прошлом году вы говорили о том что вы в этом году ещё газифицируете несколько населенных пунктов. Как, удается выполнить этот план?

А. Александров: Действительно, в крае ещё есть небольшие населенные пункты, которые не газифицированы. По программе газификации регионов России ПАО «Газпром» мы стараемся довести газификацию края до 100%. В прошлом году у нас была газификация двух населенных пунктов в Ипатовском районе (Верхние и Нижние Кундули). В этом году у нам ещё два населенных пункта — это МТФ №1 Предгорного района и хутор Колтуновский в Советском районе.

А. Ибрагимов: Спасибо, Алексей Анатольевич. На этом заканчиваем наш «Откровенный разговор». С вами были заместитель генерального директора — главный инженер акционерного общества «Газпром газораспределение Ставрополь» Алексей Александров и я журналист Аджаут Ибрагимов. Всего вам доброго!

СМИ: Радио "Россия. Ставрополь"
2 от  20.09.2018
Автор: А. Ибрагимов